Der Stern wird niemals sinken
"Gott, warum? Warum kamm ich zuruck nach Manderley?"
Время Писем. Письмо четвертое.


Мам, пап. Привет.
У нас давно не было хороших откровенных бесед, и это письмо тоже не будет откровенным, искренним, ничем таким, что нас сблизит, это уж точно. Двадцать с лишним лет мы жили в гребаной дыре, и вот у вас наконец появляется план, как из нее выбираться. Я чертовски рад за то, что отец наконец-то получит поддержку государства в покупке квартиры, хотя согласно закону нашей великой страны, он должен был ее получить примерно десять лет назад. Плюс-минус пара месяцев. Я рад, что квартирный вопрос начал решаться хоть как-то в отрыве от диких мечтаний. Только почему, почему, трижды не понимаю, почему вы хотите сменить дырогорск на зажопинск? Я понимаю, что жилье в крупных городах дорогое. Но давайте подумаем вот о чем: сколько раз ты спамил меня просьбой найти тебе работу в моей конторе, пап? Если это желание находиться со мной рядом, то знаешь, мне не нужна твоя опека, я неплохо управлялся с коллективом, в котором было несколько зеков и без твоего пригляда. На самом деле, я хочу, чтобы ты усвоил наконец - я не хочу работать с тобой в одной конторе, тем более если ты собираешься там быть безопасником. И я не буду искать тебе работу в том болоте, где работаю я, только по этой причине. Ты ведь помнишь, с какой неохотой с первых твоих просьб я соглашался спросить о вакансии для тебя. Ты помнишь, как мои отказы стали тверже. В конечном счете, я тебе все таки сказал, что не хочу работать с тобой в одном месте, но ты почему-то не воспринял. До сих пор не можешь воспринять. Я отвлекся. И вот теперь ты хочешь поменять дырогорск на зажопинск, потому что там растут помидоры. А деньги там на деревьях растут? А работа там вообще есть? Разумеется, нет. И начнется старая песня о главном. Игнатий, сына, найди мне работу.
Знаете, мне, по большому счету, плевать, где вы возьмете квартиру. Мне давно следовало съехать и начать снимать. Только представьте себе эту катастрофу - вы не сможете зайти и потрепать меня по голове, спросить, как дела, а я буду один в каком-нибудь странном городе, где у меня есть друзья, с которыми можно встретиться, не буду вам звонить, а когда вы позвоните мне, через полчаса трепа о том, как у вас взошли помидоры, и как вы по мне соскучились, полчаса, большую часть которых я буду молчать и устало вздыхать, я попрошу вас меня отпустить, потому что мне надо в туалет или потому что разговор меня очень сильно утомил. А потом весь остаток вечера буду сидеть один в квартире, пыриться в монитор и думать о том, как бы не повеситься на люстре, потому что повешенные жутко воняют.
Мне есть за что вам сказать спасибо. Вы всегда хотели для меня самого лучшего, только с одной оговоркой - это было лучшим для меня именно по вашему мнению. Я не знаю, что и когда у нас с вами сломалось, но я понял, что я вас боюсь, ребят. Дома я чувствую себя в постоянной опасности. Меньше всего возвращаться хочется именно сюда, и я делаю только один вывод: нужно просто свалить и не оглядываться.

Пребывая в смешанных чувствах,
ваш Игнатий.